Suite. Слезы травы.

ZJVKoj2VPhU

Suite. Слезы Травы.

Либретто (краткое содержание сюжета)

Сюита представляет собой многочастный цикл из семи самостоятельных частей, объединенных общим замыслом. Записана в 2014 г. Вся сюита идет одним неразрывным треком продолжительностью 14.20 мин. Однако, каждая, отдельно взятая часть, имеет свою собственную смысловую нагрузку и олицетворяет собой, еще и определенное время суток. В плавных переходах их объединяют звуки записанные на природе. Надо понимать из названия, что это вопиющий голос усталой природы, молящей человека о пощаде. Плиты цивилизации медленно сходятся и хоронят под собой живую флору.

Часть первая. Хрупкий Мир. Allemande.

(Это неспетая песня. Здесь все голоса сыграны на гитаре. Сочинение 1997 года.)

В мире, где нет слез,
В холодной пустыне
Картонные города
Жаждут огня.

Они не знают тепла,
Губитель их подобен искре.

Те, кто летает,
Все, кто играет —
Бумажные города,
Бумажные люди

Они боятся огня —
Губитель их подобен искре.

Он любил и в глазах его вспыхнул огонь.
Горело сердце ликующей птицею,
Крылами обняв
Ту, для которой
Пылающий город никогда не умрет.

Взлетает море цветов.
И никогда не ляжет снег
На пепел того,
Что живее живых.

(В конце гром и ливень. Есть ощущение, что это глубокая ночь.)

Часть вторая. Сердце Пармы.

Следующая часть нас, как Аватара отсылает в пятнадцатый век, где мы наслаждаемся девственной красотой и звенящей чистотой воздуха. Здесь будет цитата из романа Алексея Иванова «Сердце Пармы»,  где у реки отец рассказывает сказку своему сыну.

«Давно-давно, когда еще не было никого из живущих ныне и даже когда еще не родились те, кого помнят идолы Модгорта, Великий Таймень Самоцветное Перо, князь Камы, полюбил девушку-рыбачку, которую звали Талавей, и Талавей родила ему сына Кирика. Но демон Куль тоже полюбил прекрасную Талавей и ночью украл ее у Тайменя и спрятал на небе. Маленького Кирика он бросил в парму, а Каму закрыл льдом, чтобы Таймень не мог увидеть даже лица своей возлюбленной. Парма сжалилась над маленьким Кириком. Ош дал ему свою шкуру, чтобы греться зимой. Береза Кэдз дала бересту, а елка Кёз — ветви, чтобы построить лодку. Богатырь Пеля принес зуб Гондыра, чтобы Кирик имел огонь. А звездный конь Вёл, что вечно везет по Звездной ворге повозку Торума, дал Кирику волос для тетивы. Прошли годы, и Кирик вырос. Он пошел к святому деду Ялпынгу и рассказал ему о своих страданиях, которые претерпел, пока парма не послала ему на помощь своих добрых жителей. Ялпынг заплакал от жалости и направился к великому богу Ену. Он упросил равнодушного бога поделить на земле добро и зло пополам. И с тех пор зима стала длиться только полгода, а полгода — тепло. Когда же началась первая весна, Таймень наконец-то вновь увидел на небе лик своей возлюбленной Талавей — луны. Но горе и разлука иссушили ее. Она не захотела старухой вернуться к вечно молодому и прекрасному Тайменю. Но она завещала ему: если уж судьба была так зла к ней и к сыну их Кирику, если уж жизнь детей, и внуков, и правнуков Кирика на земле, где полгода лежат снега, будет полна трудов, невзгод и печалей, дай, о Великий Таймень, им в утешение свой волшебный самоцвет — любовь. И Таймень обещал это своей несчастной жене. И теперь каждую весну, когда сходит лед, он разыскивает своих потомков, вошедших в пору мужания, всплывает, держа во рту самоцвет, и отдает его. И самоцвет этот приносит счастье, потому что человек, имеющий в сердце любовь, способен радоваться своей горькой и трудной жизни, с благодарностью нести на своих плечах ее тяготы, выстоять в схватке с любой бедой и все преодолеть. Поэтому мы, потомки Тайменя, всегда живем на Каме и ловим рыбу — ведь где же еще нам встретить своего предка, как не на этой великой реке?»

(в переходе к третьей части поют сверчки)

 

Часть третья. Аккуратно!

Ночь переходящая в рассвет в темпе Ad libitum. Пробуждающийся лес. Мы делаем шаг в храм природы, где в своей неловкости, то сломаем веточку, то наступим на муравья. Есть ощущение, что кто — то на тебя все время смотрит и неустанно наблюдает за тобой. Аккуратно!

(поют птицы)

Часть четвертая. Немного солнца в холодной воде. Courante.

Здесь пик веселья жизни. Полдень исполнен движением и скоростью. В бликах солнца мы наблюдаем подводный мир во всей красоте его мажора. В размере 6/8 присутствует какая-то животная наивность и дружелюбие. Мир гармоничен, как никогда. Мелодические всплески имеют вариативный характер, демонстрируя и декларируя божественную суть мироздания.

Часть пятая. Слезы травы. Sarabande.

Резкий, но гармоничный переход от четвертой части внезапно меняет картину. Последний всплеск верхних нот вдруг становится тонической нотой, начавшегося минора. Это и есть начало конца.  Сарабанда — траурный танец природы. Мелодия двигается квинтами, что создает яркий контраст на фоне прежней картины импрессионизма. Именно здесь, по замыслу автора, сдвигаются плиты цивилизации и хоронят под собой живую флору, что довольно талантливо передано в самой обложке альбома фотографом Олей Вирич. Но эта часть совершенно не создает устрашающей картины, наоборот, очень трогательный мотив с меняющимся тональным центром, который, хочет вас заставить плакать, то ли… Кажется это песня самой травы, которая как немая мать смотрит на убивающего её сына.

 

Часть Шестая. Дворники. Десятое Октября.(2001 г.)

(Вечер. Сад. Свечи. Плед. Костер. )

 

Часть седьмая. Герда.

( чайки и ласковое звучание моря)

Герда здесь, как олицетворение здравого смысла. И как голос совести. Она послана нам в виде напевного и довольно лиричного женского мотива, чтобы растопить наши обледенелые сердца.

(В конце мы слышим её тихий, почти мурашечный и неразборчивый шепот. Он короток и неуловим. И к стати в самом начале сюиты был её очень короткий вдох.)